May 22nd, 2011

Убить Меладзе

Никакого экстремизма и покушений на реальное убийство. 
Всего лишь стон разбитого сердца... 

Валерия Меладзе я распробовал не сразу. В середине девяностых популярная музыка для меня, как и многих моих сверстников, практически умерла - ее прикончили деньги и свобода. На сцену полезло огромное количество людей, без которых мы вполне могли бы обойтись, и все они хотели петь.
Последней каплей стал юноша, истошно вопящий "...где живет любовь моя-а-а!" на запредельной для мужских голосовых связок высоте. Я услышал его на танцевальном сборнике студии "Союз" и понял, что никогда не смогу это полюбить. 
Однако через полгода на канале ТВ-6 запустили в круглосуточную ротацию видеоклип на песню "Ночь накануне Рождества", снятый в рождественской Праге. Клип показывали все новогодние праздники вместо рекламы между программами и фильмами, и очень скоро я понял, что никогда не смогу это разлюбить. 
В последующие десять лет всё, что делали братья Меладзе (включая параллельные проекты Константина - мюзиклы "Золушка" и "Сорочинская ярмарка", а также весьма одиозный проект под названием "Виагра") принималось мной безоговорочно. Это был Класс, в российской поп-музыке доселе невиданный. Первые четыре альбома Меладзе 1995-2000 годов шли на ура. Подкупало и то, что Валерий оставался вполне скромным парнем, светских тусовок сторонился и делал очень интересное живое шоу. 
Первый звоночек прозвенел, когда Константин сделал дуэт Валерия и "Виагры". Далее косяками пошли обложки в журналах и пошловатые интервью, премии "Муз-ТВ", "Фабрика звезд", новые дуэты с девицами, родственники которых не знали, куда девать бабло. Наконец, роман с Альбиной и развод. В светской хронике фамилия Меладзе упоминается все чаще, свежих песен все меньше, а новые альбомы выходят раз в три-четыре года, представляя собой сборники уже поднадоевших синглов. Да и материал пошел проходной, а с голосом вообще беда: на последнем треке "Побудь со мной" Валерий уже не поет - сипит. Голосу, похоже, пришел каюк. 
У Константина дела не лучше. Да, он теперь стоит так дорого, что может позволить себе устраивать бенефисы в эфире Первого канала, но последняя его яркая работа - саундтрек к продолжению "Иронии судьбы" - случилась больше трех лет назад.
Кажется, я начинаю понимать мотивы того парня, который не смог простить Джону Леннону предательства. Пусть у братьев Меладзе иной масштаб деятельности, но тень Марка Чепмэна должна преследовать всякого уважающего себя художника.
Иначе - каюк.
 
P.S. И все равно - люблю-не-могу.