July 11th, 2011

Линия жизни

 …Случилось это на втором курсе. Я был околдован однокурсницей – милой сексуальной брюнеткой с круглой попой, похожей на кунцевскую булочку. Влюбился до беспамятства – только о ней и думал с утра до вечера. На лекциях сидели вместе, домой шли взявшись за руки, пытались снимать вдвоем квартиру. Она называла меня любимым и единственным…
...но через полгода охладела. 
Паршиво было так, что хоть волком вой, хоть кошек вешай. Лекции пропускал, пил, с однокашниками ругался, преподавателей игнорировал. Выныривал на поверхность бытия из похмельной пучины, как ловец жемчуга – хватануть воздуха и погрузиться вновь. Насобирал «хвостов» по самым разным предметам столько, что даже половина из них могла утопить меня окончательно.
Не знаю, сколько бы это все продолжалось, кабы не сцапал меня однажды в баре напротив института наш преподаватель по психологии Виталий Дрягин. Прямо там, за стойкой, он и прихватил меня за грудки, не дав возможности сбежать.
– Рассказывай.
Я рассказал все, как есть. Дрягин думал минуту, потом взял у бармена упаковку зубочисток и высыпал содержимое на стойку. Положил одну зубочистку горизонтально.
– Это твоя любовь к девушке. С ней все ясно, она ушла, оставив тебя в крайнем смятении... Но позволь мне спросить, что еще ты любишь, кроме нее? Что наполняло твою жизнь до того момента, как ты ее встретил?
– Кино люблю.
– Кино... отлично. – Дрягин положил справа от первой зубочистки вторую, продолжив ровную линию. – Еще что?
– Ну, читать люблю, фантастику, триллеры, драмы.
– Здорово. Кладем сюда фантастику и триллеры. – Цепочка зубочисток увеличилась еще на одно звено. – Дальше.
– Люблю сидеть на берегу озера и слушать, как шумят волны... люблю пельмени, первый глоток холодного пива, прогулку по проспекту Ленина летом после девяти вечера...
Я вспоминал все, что действительно доставляло удовольствие до того момента, как эта бестия с круглой попой затуманила мои мозги. Вспомнилось колоссальное количество интересных вещей. Линия зубочисток выросла длиной в метр. Я смотрел на нее обалдевшими глазами.
– Видишь, – сказал Дрягин, отметив руками два конца цепи. – Это все, что наполняет твое сердце счастьем. Длинная линия, правда? А теперь убираем центральное звено.
Он аккуратно выудил из цепочки первую зубочистку, символизировавшую мою сбежавшую девушку, переломил пополам и сунул в задний карман джинсов.
– Стало твое счастье меньше?
Я покачал головой.
– Линия просто прервалась, – согласился психолог. – Но все, что ты любил, по-прежнему с тобой. Нужно всего лишь заполнить пробел. Так, кладем твои роликовые коньки с левого края в центр – опля, цепочка снова цела.
Он повернулся ко мне.
– Запомни то, что я сейчас сказал, и продолжай функционировать как полноценный организм. А это оставь на память.
Он собрал зубочистки в горсть и отдал мне.
Клянусь, я хранил их, пока не использовал одну за другой по прямому назначению…

"Вокзал для одного. Волшебству конец", апрель 2011 г.